Калининградский шторм разрушил пляжи на побережье и затопил Балтийскую косу

Все мы, похоже, становимся свидетелями исторического события – исчезновения пляжей в Светлогорске и Зеленоградске. На смену природному песчаному покрытию приходят бетонные променады. И если купаться еще более-менее получится, то загорать в городах-курортах будущим летом придется, скорее всего, стоя – всем желающим просто не хватит места. Свою лепту в дело уничтожения излюбленных мест отдыха калининградцев внесли девятибалльный шторм совместно с дующим с севера и северо-запада ветром. Сегодня на месте крошечных участков пляжей плещется вода.
Утром 19 января вместе со специалистами Института океанологии имени Ширшова, вооружившимися GPS-навигатором, теодолитом, рейкой и рулеткой, мы выезжаем для проведения исследований в сторону морского побережья.
КУРШСКАЯ КОСА: ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ОСТРОВ
Первая точка для исследования располагается в нескольких сотнях метров от КПП на Куршской косе. Добраться от дороги до пляжа не так-то просто – в лесу по обеим сторонам автотрассы полно воды. Благо некие добрые люди позаботились и уложили среди деревьев дощечки и покрышки для форсирования водных преград. Впрочем, внезапно вынырнувший из-за дюн незнакомец показывает нам всем пример. Одетый в одни лишь шорты мужчина за пару секунд лихо преодолел все препятствия и скрылся из виду.
- Это же йети, - обомлели ученые.
На подходах к авандюне на земле то тут, то там виднеются свидетельства того, что морская волна местами уже докатывается до леса. Ориентиром для замеров служит стационарный репер. В данном случае им является столб опоры ЛЭП, нынче находящийся на краю полуразрушенной дюны. Еще один серьезный удар стихии столб явно не переживет.
- Это точка постоянно размывается, только в очень спокойные годы берег здесь находится в стабильном состоянии. В 1983 году во время экстремального шторма, самого сильного на моей памяти, в этом месте образовался прорыв, а Балтийское море тогда соединилось с водами залива, - вспоминает старший научный сотрудник Атлантического отделения Института океанологии РАН Валентина Бобыкина. – В итоге участок побережья укрепили - навезли валуны и засыпали их песком, подняли повыше дорогу. Берег более менее восстановился. Еще в 2003 году здесь был красивый узкий пляж, но в последнее время здесь пугающими темпами идет размыв.
На прошлой неделе экологи отметили Всероссийский день заповедников и национальных парков. Бесплатная система поиска авиабилетов Skyscanner выбрала пять самых интересных национальных парков со всего света, а список возглавила наша Куршская коса (подробности во вчерашнем номере «Комсомолки» и на сайте kp.ru). Видимо, за пределами региона не в курсе, что при нынешнем положении дел от национального парка через несколько лет ничего не останется. На исследуемом участке пляжа уже нет. Невооруженным взглядом видно, насколько серьезно стихия потрепала авандюну, в очередной раз отхватив от нее солидный кусок и образовав уступ высотой 3-5 метров. Местами дюнный вал полностью уничтожен, по побережью разбросаны покрышки и бетонные столбы, когда-то служившие берегозащитными конструкциями. Если дюна полностью перестанет существовать, то ближайший лес будет погублен песками.
- Еще один такой шторм, и там все смоет. Не буду утверждать, что вновь спустя 19 лет появится пролив, но тенденции видны, - говорит Бобыкина. – Если будет экстремальный шторм, то вполне возможно коса превратится в остров.
ЗЕЛЕНОГРАДСК: ПРОМЕНАД ЭКЗАМЕН СДАЛ
На побережье в районе кладбища Зеленоградска рабочие расчищают крошечный кусочек пляжа от остатков берегозащитных сооружений. В свое время покрышки были надеты на металлические штыри и успешно справлялись с натиском стихии. Немецкие буны – ловушки для песка из-за ветхости находятся в нерабочем состоянии. Слева от места проведения работ установлены новые тетраподы, в промежутке между ними и дюной насыпаны валуны.
Сейчас в ученом мире преобладают две точки зрения. Согласно первой волнорезы и прочие немецкие сооружения являются инженерной ошибкой и никакого положительного эффекта на сохранность пляжей не оказали.
Ученые, придерживающиеся второй версии, считают, что именно немцы придумали рациональный способ укрепления дюн, а волнорезы являются наиболее эффективными берегозащитными конструкциями. Практика показывает, что в местах, где были установлены волнорезы, пляж менее интенсивно размывается. Там, где их нет, наносы вместо нашего побережья откладываются на литовском.
В самом Зеленоградске не до конца достроенный променад с успехом выдержал испытания первым штормом. Но о городском пляже можно смело забыть – спуски с променада ведут к бурлящей воде, подступившей впритык к стенам. Та же самая картина открылась нашим глазам и чуть поодаль от променада – море и нагромождение булыжника на берегу, пляжем здесь тоже не пахнет.
ПИОНЕРСКИЙ: ГАБИОНЫ ОПЛОШАЛИ
Следующая точка – Пионерский. На лестницах-спусках к воде стихией вывернуло тяжеленные плиты, в воде виднеются элементы металлического ограждения. В некоторых местах отчетливо прослеживаются повреждения, нанесенные габионам (так называют металлическую сетку, наполненную булыжниками). Волны били с такой силой, что сдвинули бетонные плиты технической дороги, расположенной позади променада.
- Пляжи посмывало, нам просто нечего мерить, - разводят руками специалисты института океанологи.
На примере светлогорского побережья хорошо видно, что габионные стены не справляются с возложенными на них ожиданиями. Нижний ряд, первый встретивший всю мощь волн, превратился в кучки булыжника и мотки перекрученной проволоки, следующий ряд смят. Складывается впечатление, что в скандинавских странах и Прибалтике их возводят совершенно по другой технологии, почему-то недоступной нашим строителям.

- Разговор об укреплении берега ведется на протяжении нескольких лет. Там при прочистке канала песок просто надо перебрасывать через мол на пляж, это компенсирует размыв, - считает Бобыкина. – Еще в 1997 году здесь была авандюна, а сейчас ничего нет – пляж и ровная поверхность перед домами. Пляжи в Янтарном тоже находятся под угрозой – раньше сотрудники янтарного комбината получаемую при добыче янтаря пульпу выбрасывали на побережье, таким образом препятствуя размытию берега.