Пограничный коллапс



Есть ли виноватые в бесконечных очередях на границе?

На калининградских переходах российско-литовской границы затишье, вокруг них — буря эмоций. Ситуацию называют «коллапсом» и «торговой войной», комментируя в самых экзотических красках.

Напомним, как развивались события. В начале сентября с погранпереходов в социальные сети, а оттуда и в СМИ начали поступать сообщения о чересчур длительных задержках автомашин. Конкретно, на литовско-российской границе и именно с литовскими номерами. Отдельные калининградцы, регулярно выезжающие за пределы области, злорадствовали: вот, дескать, пусть и «они» прочувствуют унизительность многочасовых «стояний» перед шлагбаумами. Правда, задержки российских машин наблюдаются в основном на польских погранично-таможенных постах, и «напрягать» такими неадекватными контрмерами нисколько не повинных в этом литовцев было бы несправедливо. Но кто о таких «мелочах» задумывается после четырехчасовых (а то и более) бдений на границе?

С самых низов, то есть непосредственно с погранпереходов, проблема эхом докатилась до более высоких инстанций. Зазвучали объяснения и разъяснения, каждая из сторон тут же отыскала свои аргументы. Кто-то увидел в пограничном эксцессе политическую составляющую, спеша заявить о давлении огромной России на маленькую беззащитную Литву. Кто-то, напротив, углядел здесь провокацию со стороны самой Литвы, которой, дескать, выгодны такие политические кульбиты.

Апофеозом пограничной неразберихи стал случай с высокопоставленным литовским чиновником, который сам оказался жертвой затора. Мэр Неринги Дарюс Ясайтис прилетел на самолете из Москвы в Калининград, но водитель за ним не приехал. Выяснилось, что тот на несколько часов «застрял» в очереди на границе.
А тут еще – то ли это просто случайное совпадение по времени, то ли звенья одной политической цепи – спохватились российские эпидемиологические службы, усмотрев в молочной продукции из Литвы некие нарушения стандартов. Тогда уж наши соседи полностью уверовали в давление, которое якобы оказывается на их страну по всем, что называется, направлениям. И впрямь случайным совпадением, согласитесь, всю эту мутную историю объяснить довольно трудно.

Однако простым калининградцам (как, впрочем, и рядовым литовцам) по большому счету наплевать, какими высокими политическими соображениями руководствуются наши отдельные службы и правители, принимая те или иные решения. Важен вполне земной, реальный результат: заторы на границе. Правда, как уверяет наше областное руководство, их вроде как почти и нет, все идет чуть ли не в штатном режиме. Хотя... Три часа простоя на границе, когда сама процедура проверки занимает от силы пять-десять минут, это мало или много?
В минувшие выходные, стремясь ухватить последний кусочек переменчивого балтийского лета, автор этих строк решил съездить в Сопот. Та же Балтика, но поблагоустроеннее, да и хочется некоего разнообразия после приевшихся Зеленоградска со Светлогорском.

Три с половиной часа на въезде в соседнее государство еще как-то проглотил, в предвкушении близкой «встречи с прекрасным». Но четыре с половиной часа на выезде мне, размягченному и разнеженному, показались прямо-таки преддверием ада. И теперь вспоминаются не красоты сопотского побережья, а нервотрепка стояния в бесконечной очереди. Это, подчеркну, не литовская, а российско-польская граница (Мамоново-2 – Гжехотки), четырехчасовые заторы на которой воспринимаются как нечто само собой разумеющееся и возмущения ни у кого давно не вызывают. Громко протестовать начали, заметим, литовцы, когда периоды ожидания, по их словам, просто зашкалили, превысив, так сказать, обычные рамки.

На польской границе сейчас вообще происходят удивительные вещи. По обе стороны нейтральной полосы вроде бы одинаково работают представители двух государств, не сидят без дела, в карты не играют и даже пиво не пьют... Но граница на российской стороне «пролетается со свистом», и кажется, что поток желающих посетить Речь Посполитую просто-напросто иссяк. Однако через сотню метров убеждаешься, что это не так. Очередь к польским «пропускникам» стоит железобетонно и движется как многоголовая змееподобная черепаха. Закрадывается подозрение: может, где-то есть еще дорога, прямиком с нейтральной полосы, в обход российской границы? Ну, не с неба же этот поток машин валится?

Кстати, одним из «объяснений», с помощью которого довольно неуклюже пытаются «оправдать» возникшие чрезмерные очереди на литовско-российской границе, называют тотальную проверку всех автомашин с литовскими номерами. Возникает вопрос: а в «обычное» время таможенники их как проверяют? Каждую пятую, десятую? Есть какие-то регламенты? Или они раньше работали спустя рукава, а сейчас стали работать как положено?

Можно посмотреть на проблему и с другой стороны, более глобально. У таможни главный показатель работы – собранные деньги (за пресловутую растаможку), а у пограничников - количество задержанных нелегалов. Как у наших российских, так и у польских, и у литовских. Никто не запрещает им держать граждан, пересекающих заветный рубеж, хоть три часа, хоть трое суток! На чиновника, задержавшегося с ответом, можно пожаловаться. А есть ли механизм взыскания с таможни (равно и с пограничников) компенсации, скажем, за пропавший авиабилет, испорченное настроение или сгнившие по их вине помидоры?