Нет туриста в отечестве своем, или 5 типов китайского туриста


Примат силы всегда вызывал благоговейный страх, но это не тот случай. Большинство стран настолько сильно «подсело» на туристические доллары, что китайские туристы давно превратились, по меткому выражению Остапа Ибрагимовича,  в «голубую мечту розового детства» для многих экономик. И то сказать: в своей щедрости они давно «обштопали» американцев и немцев и вот-вот отберут у них пальму первенства, а заодно и звание «главных транжир планеты» с их 102 миллиардами «зеленых», оставленных в одном только прошлом году в зарубежных магазинах. По сообщению «Wall Street Journal», в 2012 году в зарубежные вояжи отправились 83 с лишним миллиона китайцев. В этой связи Всемирная туристическая организация ООН называет еще одну цифру – 100 миллионов. Именно столько китайских туристов будет выезжать за рубеж к 2015 году. Этот прогноз очень близок к реальности, не говоря о том, как благотворно скажется сам факт такого роста на состоянии мировой экономики.

Впрочем не стоит обольщаться насчет того, что китайцы, по словам все того же товарища Бендера, принесут эти миллионы «на блюдечке с золотой каемочкой». Что потопаешь, то и полопаешь. Так что ради выгоды туристическому бизнесу в целом и каждому направлению в отдельности придется засучить рукава и постараться заманить к себе китайских туристов, предварительно поняв их думы и чаяния, читай, предпочтения и потребности. Взять хотя бы «Золотую неделю», с которой традиционно начинается октябрь, когда Поднебесная отмечает очередную годовщину образования Китайской Народной Республики. Китайские туристы шумною толпой кочевали по всему миру. Но не только и не столько ради того, чтобы всей компанией сфотографироваться на фоне очередного культурно-исторического шедевра, предварительно налюбовавшись им же. В магазинах граждан КНР было не меньше. И не вот: зашли-вышли.  Покупали, представьте себе, так, что за ушами трещало.

Если бы вам, как и нам, случилось недавно оказаться в лондонском магазине «Для тела и души», что на Оксфорд стрит (что-то типа нашего суперэлитного Третьяковского проезда), то вы бы, пожалуй, разинув рот, наблюдали за группой китайских туристов, скупивших на корню все имеющиеся в наличии лосьоны и кремы. На наш вопрос «ну и как вам все это?», обращенный к некоей мисс Ли из Шеньяна, та с удовольствием сообщила, что совершенно счастлива потратить такую уйму денег. Хотя на чеке красовалась треть ее месячной зарплаты, Ли восхищалась уникальным товаром, которого не купить на родине. Конечно, туристический продукт должен быть привязан к месту и отличаться неоспоримой новизной. Другого способа сделать так, чтобы все эти женьминьби перекочевали в ваш карман, человечество пока что не придумало. Но и знать китайского туриста в лицо – тоже задача первостепенной важности. Так каков он, современный гомо туристикус из Китая?

ТУРИСТ ДЕЛОВОЙ

Отличительной особенностью современного китайского предпринимателя является неуемная жажда познаний и расширения бизнеса. Ради них все больше представителей китайских деловых кругов отправляются за рубеж. Так что сегодня мы наблюдаем рост этой целевой популяции, которая путешествует в составе организованных групп (если речь об участии в корпоративных мероприятиях, изучении инвестиционного климата и т.п.), либо по одиночке,  ставя перед собой цели чисто индивидуального свойства. Сегодня популярность набирает туризм в составе малочисленных групп, что, скорее всего, связано с облегчением визового режима для этой категории путешественников. Эти мини-сообщества, с одной стороны, отличаются повышенной мобильностью, но с другой стороны, чаще рискуют быть неправильно понятыми и вообще «вляпаться в историю».

Отправившийся по делам фирмы в Нью-Йорк  бизнесмен по имени Кин, человек приличный во всех отношениях и, берите выше, далеко не бедный, вынужден был от отчаянья питаться какой-то дешевой и сомнительной китайской едой по заоблачным ценам где-то на задворках Большого Яблока. А все потому, что в отеле, где он остановился, не было меню на китайском языке. Конечно, ему было пришлось гораздо больше по душе посидеть в гостиничном ресторане, а потом сделать глоток-другой в тамошнем баре. Увы, за отсутствием сносного английского в лексиконе, он счел более удобным для себя найти китайскую забегаловку, дабы чувствовать себя «в своей тарелке».

Язык языком, а китайский командировочный люд очень щедр на расходы. Всем сестрам по серьгам – это про них. Во-первых, нужно купить сувениры нужным людям: не подмажешь – не поедешь. Семью и друзей тоже как-то грех забывать. Экономить не принято, поэтому путь держат в самые престижные магазины и  брендовые бутики типа «Луи Вюиттон», «Шанель» и т.п. Один такой бизнесмен из Нанкина поведал, без тени смущения, о том, как закупил сразу несколько сумок  у Вюиттона: что-то для жены, а что-то для шефини. А чтобы не чувствовать себя слоном в посудной лавке, целиком и полностью положился на вкусы продавца. Благо та неплохо владела китайским языком. 

Не беремся утверждать, что отправляясь в деловую поездку, человек меньше всего ориентируется на развлечения. Ничто человеческое ему не чуждо, и в краткие минуты отдыха бизнесмен отправляется не только по магазинам. И сегодня откомандированные за рубежи отечества китайцы все чаще предпочитают сочетать полезное с приятным. Так что совет всем отельерам, рестораторам и владельцам магазинам, кому небезразлична судьба китайского туриста: китайский язык должен стать нормой в общении и предоставлении письменной информации. 

ТУРИСТ-ШКОЛЯР

 «Во французской стороне, на чужой планете, предстоит учиться мне в университете». Бедные школяры Средневековья, корпящие над книжками и ничего дальше своего носа не желающие видеть (а именно им посвящены известные стихи) канули в лету. По крайней мере, если говорить о китайцах, которые едут за границу набираться уму-разуму с хорошо оттопыренным карманом. Конфуцианский подход к знаниям в сочетании с современной политикой ограничения рождаемости (одна семья – один ребенок), родители снимут с себя последнюю рубашку (даже если у них другой нет), лишь бы дать родному дитятку хорошее образование, особенно когда школа уже позади. Один такой маменькин и папенькин сынок из Шанхая, обучающийся в лондонской магистратуре, рассказал, что только на личные расходы у него уходит в месяц примерно пять тысяч баксов.

С каждым годом в иностранных колледжах и университетах становится все больше  богатеньких китайских буратино. Взяв на вооружение уже сформировавшийся тренд, зарубежные школы активно организуют у себя курсы языковой подготовки. Другое направление, которое внедряется в студенческую среду либо в качестве самостоятельной программы, либо в рамках таких солидных ВУЗов, как Гарвардская школа бизнеса, связано с подготовкой и повышением квалификации лиц с высшим образованием, в том числе топ-менеджеров. Даже если кому-то покажется, что эта тактика подмывает общий тренд, она нисколько не уменьшает многомиллионные инвестиции, направляемые китайцами на обучение, будь то высшее образование в чистом виде или постдипломное совершенствование.

ТУРИСТ-АВАНТЮРИСТ

Еще один сегмент китайского туристического рынка, демонстрирующий рост, объединяет любителей активного отдыха и спортивных приключений, иными словами авантюристов в самом благородном смысле этого слова. Подводники, скалолазы и просто пешие туристы множатся, как грибы после дождя. По словам одного дайвера из Пекина, он путешествует «наедине со всеми»: с одной стороны, рядом с ним группа единомышленников, с другой – возможность абсолютно личных ощущений и переживаний, которых не найти на обычных туристических направлениях. Ему вторит известный среди туристов-рюкзачников мистер Гао из Пекина, утверждающий, что современный турист все чаще выбирает отдых тет-а-тет с собой, хотя таких «индивидуалов» больше всего в Юго-восточной Азии и Африке, где цены значительно ниже.

Комфорт, которого становится все больше, в сочетании с доступностью зарубежных направлений сделали свое дело:  по параллелям и меридианам «сами по себе» кочуют китайские туристы-индивидуалы. Даже Гао, человек, весьма скромного достатка, на один только шопинг готов потратить от полутора до трех тысяч долларов. Все, что удается сэкономить на поездке, оседает в магазинах, продающих то, что не достать в Китае. 

ТУРИСТ «DANWEI»

Образец корпоративной культуры, к которой традиционно тяготеет китайское общество,  «danwei» (в переводе с китайского, «профсоюз») сбросил оковы дня вчерашнего, сумев идеально перевоплотиться в современные формы. И дело не только в том, что зарубежные поездки такого рода финансируются из бюджета компании, но и в том, что в этом случае исчезают многие проблемы, связанные с оформлением виз и разрешений. К тому же, что еще важнее, это тот редкий случай, когда удается сидеть сразу на двух стульях: во-первых, он обещает сохранить статус кво между боссом и подчиненными, во-вторых, дает возможность себя показать и мир посмотреть. Важно иметь в виду, что в большинстве случаев компания использует danwei-туры как инструмент поощрения сотрудников за преданность делу и трудовые достижения.

Что самое главное, поскольку эта категория путешественников практически не тратится на поездку, она гораздо с большим рвением расстается с наличностью. Блиц-исследование рынка danwei-туризма свидетельствует о том, что расходы среднестатистического путешественника в этом сегменте варьируют от 6 до 10 тысяч долларов на одну поездку. Сумма тем более внушительная, если учесть, что зарплата «белых воротничков» колеблется у тысячедолларовой отметки. Но, поскольку для многих служащих поездки от компании представляют единственный шанс увидеть мир, щедрость их не знает предела. 

ТУРИСТ «ПЕЧАЛЬНОГО ОБРАЗА»

Вот мы и подошли к печально известному образу китайского туриста. Бесславная «саранча», способная за пять суток обежать 10 городов, пронестись, не хуже упомянутого насекомого, по всем достопримечательностям, быстренько заснявшись на фоне то того, то этого памятника, дворца и т.п. – часто без божества и вдохновенья, а так, для порядку, чтобы потом сигануть по магазинам. Без шопинга не обходится ни одна поездка. Именно к этой категории туристов сегодня обращены все мысли и чаяния китайского законодателя. Справедливости ради заметим, что винить нужно скорее организаторов туров, чем самих путешественников.  

Блиц-опрос, проведенный сайтом Sina’s weibo.com на предмет соответствия «интеллигентному туризму», выявил гораздо больше негатива, нежели позитива. Правда, туристические агентства остаются в стороне, и то только потому, что, среди прочего, никто не несет персональной ответственности за туристов, путешествующих в составе организованных групп. Этот, с позволенья сказать, пофигизм, подогреваемый государственной политикой ограничения рождаемости (одна семья – один ребенок), взрастил поколение родителей, лишенных рычагов воздействия на собственных чад, в психоделическом припадке осаждающих знаменитые и, увы, лишенные всякой охраны каменные творенья Заброшенного города.

В понимании китайца выездной туризм традиционно ассоциируется с путешествиями в составе организованных групп. Частично это объясняется визовыми ограничениями. Частично – страхом выхода за пределы родного социума в мир, не имеющий ничего общего с китайской культурой и менталитетом. Пока этот кошмарный «групповой» тренд преобладает в выездном туризме, на сцену постепенно выходит новый тип китайского туриста, отличающийся большей прозорливостью и утонченным вкусом.

Не будем, впрочем, сбрасывать со счетов и прогнозы аналитиков, к примеру, тех, на которых ссылается агентство «Синьхуа», утверждающее, что к 2018 году Китай станет ведущим туристическим рынком для США. Цифры, как и факты,  – вещь упрямая. Никто не мешает иронизировать и ерничать по поводу увидевшего недавно свет 64-страничной книжицы, подготовленной Министерством туризма Китая, который менторским тоном направляет сограждан на путь истинный, из-под палки обучая правилам хорошего тона. Наивно, не спорим, но сам факт таких усилий не может не вызывать уважения и восхищения. А частота, с которой мы читаем об очередном британце или американце, нахамившем, нагадившем и тому подобное в чужедальней стороне, наводит на мысль о том, что, пожалуй, и англоязычному миру нелишне будет обратиться, как минимум, к одной страничке китайского буклета.  А именно той, которая популярно объясняет девчонкам и мальчишкам, а также их родителям о том, следует ли лезть со своим уставом в чужой монастырь. 

Но вернемся к тому, с чего мы начали. Скромного достатка житель отдаленной провинции из тургруппы или менеджер, жаждущий вложить капиталы в заморский проект, китайский турист готов тратить, и тратить по-крупному. Так что остальному миру нужно только перестроиться под уже сформировавшееся новое поколение туриста из Поднебесной. И учиться, учиться, учиться – хотя бы произносить  欢迎光临 huanying guanlin (“Добро пожаловать!” по-китайски).


Автор новости: Лилия Вигдорчик
Читайте другие новости о Китае
Рубрика: Статистика, тенденции, прогнозы
Туры в Китай, описание страны, отзывы туристов - Китай от А до Я в Туропедии

VK.Widgets.Like("vk_like", {type: "mini"}); !function (d, id, did, st) { var js = d.createElement("script"); js.src = "http://connect.ok.ru/connect.js"; js.onload = js.onreadystatechange = function () { if (!this.readyState || this.readyState == "loaded" || this.readyState == "complete") { if (!this.executed) { this.executed = true; setTimeout(function () { OK.CONNECT.insertShareWidget(id,did,st); }, 0); } }}; d.documentElement.appendChild(js); }(document,"ok_shareWidget","http://dev.ok.ru","{width:85,height:25,st:'oval',sz:12,nt:1}"); Tweet !function(d,s,id){var js,fjs=d.getElementsByTagName(s)[0];if(!d.getElementById(id)){js=d.createElement(s);js.id=id;js.src="//platform.twitter.com/widgets.js";fjs.parentNode.insertBefore(js,fjs);}}(document,"script","twitter-wjs"); window.___gcfg = {lang: 'ru'}; (function() { var po = document.createElement('script'); po.type = 'text/javascript'; po.async = true; po.src = 'https://apis.google.com/js/plusone.js'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(po, s); })();